МедУлица

медицинский портал

Савина Людмила Николаевна

врач-ревматолог

Савина Людмила Николаевна

16+
© 2014. МедУлица
Студия ГРАФ - создание сайтов

Сергей Багненко: Дефибрилляторы не спасут всех от внезапной смерти, это иллюзия

5 апреля 2019

Нужны ли в общественных местах доступные дефибрилляторы, чтобы спасать людей от внезапной смерти? Как ими пользоваться и почему следует научиться делать искусственное дыхание, прежде чем браться за «умный» аппарат для спасения человека, у которого остановилось сердце? На эти и другие вопросы отвечают эксперты.

Внезапная остановка сердца уносит больше жизней, чем острый коронарный синдром. Отечественные предприятия оборонной промышленности предложили способ их спасения — оснастить все людные места в стране российскими устройствами, воспользоваться которыми может любой человек. Идея прижилась — Государственная дума РФ приняла в первом чтении поправки в статью №31 «Первая помощь» ФЗ-323 «Об охране здоровья...». Она заключается в том, что в местах большого скопления людей — на вокзалах, в аэропортах, концертных залах и торговых центрах должны быть установлены дефибрилляторы, которыми можно воспользоваться, чтобы спасти человека с внезапной остановкой сердца. То есть поправка «допускает неограниченный круг лиц к автоматическим дефибрилляторам».

Сегодня Владимир Гутенёв, председатель экспертного совета, первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству сообщил, что такие изменения в законодательстве необходимы, поскольку сегодня применять электроимпульсный аппарат для спасения человека, у которого внезапно остановилось сердце, может только медицинский работник.

- Медицинская статистика говорит о том, что в год у 145 - 300 тысяч россиян останавливается сердце, - говорит Владимир Гутенёв. - Их можно спасти, только если вовремя оказать первую помощь. Если это происходит в течение первых 6-7 минут, то человек с вероятностью в 100% сохраняет жизнь. Затем каждая минута промедления сокращает шансы на 10%. В развитых странах уже несколько лет автоматические наружные дефибрилляторы установлены в доступных местах и использовать их может любой обыватель. Когда представители ряда предприятий оборонно-промышленного комплекса сказали, что могут в рамках диверсификации и импортозамещения выпускать лучшие, чем зарубежные аппараты и помочь нашему здравоохранению, наш комитет вышел с инициативой. Используя этот прибор, мы можем в год спасать 25-30 тысяч жизней.

Однако радость по поводу депутатского одобрения законопроекта преждевременна. Потому что от наличия или отсутствия таких дефибрилляторов мало что изменится, считают специалисты. Вовсе не потому, что аппарат может навредить — он оснащен системой «защиты от дурака», то есть не будет давать разряд, когда кому-то покажется, что у человека случилась остановка сердца. Сначала он проверит, есть ли у него сердцебиение. И «стукнет» только когда обнаружит его отсутствие. Однако, чтобы вернуть человека к жизни, электрического импульса недостаточно. И что делать, если после разряда сердце не забилось и человек не вздохнул?

- В прошлом году в наше «умное приемное отделение», в котором оказывается экстренная помощь, в том числе людям с внезапной остановкой сердца, доставили 38 таких пациентов, мы спасли троих, - рассказывает Сергей Багненко, ректор ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, главный специалист Минздрава по скорой медицинской помощи. - И всем троим реанимационные мероприятия проводили люди, оказавшиеся рядом, - до приезда скорой помощи. Да, дефибриллятор был бы им в помощь, но спасение человека, у которого остановилось сердце, заключается не только в том, чтобы вовремя его применить, это процесс. Если мы верим в то, что когда оснастим все публичные места такими приборами, любой человек с их помощью начнет спасать чью-то жизнь, значит, мы верим в иллюзию. Это важный шаг, но всего лишь шаг в цепочке мероприятий, которые необходимо провести, чтобы спасти человека. Мы должны иметь в обществе прослойку людей, способных оказывать сердечно-легочную реанимацию в качестве первой помощи, в том числе способных использовать без страха дефибриллятор. Если человек никогда не сталкивался с этим, он не решится за него взяться.

В России проект оснащения общественных мест дефибрилляторами не был испробован в качестве пилотного. Инициаторы принятия закона ссылаются на то, что в этом деле достаточно международного опыта, а там, мол, дефибрилляторы на каждом шагу. Однако забывают, что в развитых странах это работает, потому что там давно внедрены программы обучения оказания первой помощи среди населения, чтобы люди не боялись не только пользоваться дефибрилляторами, но и выполнять другие действия для спасения пострадавшего до прибытия скорой помощи. Кстати, и пользоваться дефибрилляторами сначала официально учили сотрудников учреждений, в которых они устанавливались.

Появление отечественных аппаратов, которые выдают голосовые подсказки, наконец, на русском языке, это замечательно, считает президент Федерации анестезиологов и реаниматологов России, Юрий Полушин. Но если мы думаем, что это и есть решение проблемы с оказанием первой помощи при внезапной остановке сердце, мы  «заужаем вопрос»:

- Дефибрилляция — важный, но не ключевой аспект реанимационных мероприятий, она не определяет в конечном счете исход предпринятых усилий по реанимации, - говорит академик Полушин. - А фибрилляция желудочков — частая причина внезапной смерти, но не единственная. Реанимационные мероприятия делятся на две составляющие: простейший реанимационный комплекс и расширенный. Расширенный — с лекарствами, дефибрилляцией, должны выполнить медицинские работники. Простейшим - должен владеть каждый житель любой страны, том числе нашей. К нему относится в первую очередь сердечно-легочная реанимация - искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. А дальше, если есть дефибриллятор, использование которого увеличивает эффективность этих мер, это очень хорошо. Но он эффективен только в комплексе с сердечно-легочной реанимацией. Это несложный комплекс, ему нужно обучать даже школьников. К сожалению, у нас не уделяется внимания этому обучению.

Юрий Полушин описывает, как проводится реанимация человека, которого поразила внезапная остановка сердца:

  1. Убеждаемся, что нет сознания, дыхания, пульса.
  2. Сразу приступаем к непрямому массажу сердца.
  3. Дыхание «рот в рот» или «рот в нос». Пока один человек делает массаж и искусственное дыхание, другой бежит за дефибриллятором.
  4. Подключили аппарат, он выдал разряд.
  5. Если с сердцем ничего не происходит, все начинается снова — массаж, искусственное дыхание. Сердце не бьется.
  6. Снова разряд. И опять «качать, проверять, оксигенировать». И так на протяжении 30 минут или до прибытия «скорой»
  7. Если после дефибрилляции сердце заработало, надо продолжить массаж — несколько раз «качнуть», чтобы помочь ему. Пациент вздохнул, можно спокойно дожидаться скорой помощи. Она, кстати, вызывается сразу же, до начала реанимационных мероприятий или одновременно с ними.

Кто этому будет учить то самое население, которому предлагается воспользоваться развешенными в аэропортах и торговых центрах дефибрилляторами?

- Одной поправки в 323-й закон недостаточно для развития системы обучения оказанию первой помощи в РФ. Это единая цепочка, и вырванное из этой цепочки одно звено — обеспечение дефибрилляторами - ситуацию с внезапной смертностью не изменит, - уверен Сергей Багненко. - А чтобы обучить людей процессу оказания первой помощи, необходим самостоятельный закон, в котором будет прописано, как и за счет каких бюджетов проводится обучение, кто и по каким принципам должен формировать обучающие программы. Что должна делать школа, вуз, сколько часов выделять на это образование, что должен делать работодатель, который должен поддерживать базовые знания и навыки оказания первой помощи своих сотрудников. Нормативный документ по обучению и оказанию первой помощи должен быть принят в качестве закона. Это самый массовый вид помощи, в которой нуждаются чаще, чем в специализированной медицинской.

В России первая помощь начинается с дефибрилляторов. Как сообщил сегодня Владимир Гутенёв, «один прибор стоит 110 тысяч рублей, на первом этапе на страну требуется 30-35 тысяч таких приборов». Около 3,5 млрд рублей. В «Красном кресте» 16-часовой курс обучения первой помощи, в том числе сердечно-легочной реанимации стоит всего 3,5 тысячи рублей. И желающие поучиться есть всегда.


источник: Доктор Питер

+16